Пуганая ворона куста боится. Почему рынки лихорадит от новостей о коронавирусе

Отскок биржевых котировок с мартовских минимумов не должен давать надежду, что дела в экономике пошли на лад - это далеко не так, а индексы подпитывают лишь вливания ликвидности со стороны мировых центробанков, считают опрошенные «Прайм» аналитики. Настоящий рост робок, и рынки по-прежнему боятся нового удара.

Реакция мировых фондовых рынков на новости о распространении коронавирусной инфекции по миру была предсказуемой - столкнувшись с новым, незнакомым фактором риска, фактически парализовавшим экономику, индексы штурмовали минимумы со времен Великой депрессии. По мере развития ситуации волатильность сократилась, страхов поубавилось. Тем не менее, любая хоть сколько-нибудь серьезная новость о пандемии по-прежнему вызывает рост или падение котировок на всех без исключения рынках. 

Вот совсем свежий пример. Сообщения ВОЗ о рекордном росте заболеваемости в мире за сутки, появившиеся в начале недели, вызывали спад на биржах, удешевление нефти и рост цен на золото, как наиболее надежного актива в эпоху нестабильности. Хотя, конечно, эти колебания никак несопоставимы с теми, что наблюдались в марте - они не превышают 1-2% за день.

Страхи инвесторов и других участников рынка вполне обоснованные, ведь кризис, спровоцированный COVID-19, атипичен по свое природе, подобного не было ни в 2008, ни в 2014 году. Но и действия властей, направленные на успокоение общественности, беспрецедентные, поэтому достигают своей цели, считают опрошенные «Прайм» эксперты.

Рынок всегда был чувствительным к новостям, с приходом пандемии чувствительность возросла, объясняет ситуацию президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич.

«Однако действия ФРС и ЕЦБ в последнее время снизили этот эффект: рынок оказался наполнен деньгами, и это притупило негативную реакцию. Рынок как будто не видит рисков второй волны заболевания, роста запасов нефти выше ожиданий в США, других новостей», - говорит он.

Есть и другие объективные основания для притупления страхов. Во-первых, вторая волна вируса происходит далеко не везде, да и в США ее влияние ограничено (новые случаи заражений растут, а вот смерти - нет, то есть это можно списать на охват тестирования). Во-вторых, рынки понимают, что центральные банки (в основном ФРС) продолжат заливать коронавирус ликвидностью. В-третьих, в США власти наотрез отказываются повторно «закрывать экономику» (рынок боится именно локдауна, а не числа заражений или смертей). В-четвертых, вирус уже вошел в повестку, это не что-то новое и непознанное, инвесторы привыкли к новой реальности, говорит старший аналитик инвестиционно-консалтинговой компании Federation Consulting Владимир Ананьев.

В целом, на фондовом рынке сегодня действуют две противоположные силы: беспрецедентные вливания ликвидности подталкивают котировки вверх, а фактическая ситуация в экономике, наоборот, не внушает оптимизма.

На этом фоне рынки продолжают внимательно следить за новостями о COVID-19 и находятся в постоянном ожидании развития событий. С конца марта, когда была достигнута низшая точка, индексы совершили впечатляющий рывок, и значительное количество акций сейчас уже выглядит весьма дорого.

«Поэтому любая негативная новость - в частности, о повторной вспышке COVID-19 - способна спровоцировать коррекцию, которая уже назрела после столь долгого и сильного роста», - считает директор по инвестидеям БКС Константин Черепанов.

Индикатором состояния реального сектора является и неспешный рост сырьевых активов. Отыграв потери марта, нефтяные котировки замерли в районе 40 долларов за баррель. А вот активы-убежища, прежде всего, золото растут на новостях о новом QE и стремлении стран залить все проблемы деньгами и общем снижении ставок.

Мировые цены на нефть в пятницу снизились на фоне роста опасений вокруг распространение коронавируса.

В пятницу цена августовских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent уменьшилась на 0,03 доллара, до 41,02 доллара за баррель., цена августовских фьючерсов на нефть марки WTI - на 0,23 доллара, до 38,49 доллара за баррель.